Перелет из Бразилии в Чили ознаменовался тем, что в самолете нам не продемонстрировали аварийно-спасательное оборудование. Случай небывалый. Не помню, чтобы когда-нибудь на моей памяти такое случалось. Следовало ли это истолковать как то, что меры предосторожности излишни, как то, что наше путешествие будет чересчур опасным, или как то, что Господь Бог все берет на себя? Я не знаю. Я такими деталями мало не интересуюсь, это вообще Яся заметила.

В Сантьяго нас никто не встретил, да и не должен был. Все дело в том, что согласно купленным билетам, прилететь в Сантьяго мы должны были 17 декабря, а уже 18 – вылететь в Бальмаседу, что в Патагонии. Но поскольку из-за непредвиденной остановки в Бразилии на дворе стояло 19 или даже 20 декабря (самолет прибыл около полуночи), то остальная часть нашей веселой компании уже была в Патагонии. Так думали мы. Однако, подключившись ко всемирной сети, мы узнали, что до Бальмаседы не долетел никто.

Как выяснилось, виной тому были чересчур сильные желания одной волшебницы поневоле. 18 декабря партия путешественников в составе Лидии, Виктории, Викиного сына Алексия и ее родителей Елены и Степана (они же бабушка и дедушка) вылетела в Бальмаседу. Якобы ничего не ведающая о силе своих желаний, Лида лениво листала книгу в сувенирном магазине:
— О! А есть вот еще какой-то замечательный остров Чилоэ, с деревянными церквями и ловцами водорослей кочайуйо. Мы туда не поедем?
— Нет, туда не успеем, — с некоторым сожалением ответила Вика и повлекла всех ко входу в самолет, который через полтора часа совершил плановую остановку в Пуэрто-Монте.
— А что здесь? — поинтересовалась Лида
— А здесь как раз остров Чилоэ, — ответила Вика.
— Ооо! — в восторге воскликнула Лида.

И не успела она закончить восторгаться, как, будто по мановению волшебной палочки, всех наших путешественников высадили из самолета: «Вот Вам, Лидия, остров Чилоэ! Получите, распишитесь!» Да, согласно официальной версии, авиадиспетчеры в Бальмаседе усилили забастовку и отказались принимать самолеты. И главное дело, оформлено все было с невероятной правдоподобностью – для пущей убедительности нашим героям показали, как остальных пассажиров тоже высаживают.

Ясное дело, никто из наших не расстроился. С Лидой и так все понятно, Вика тоже хотела когда-нибудь съездить на Чилоэ, а бабушку очень интересовал вопрос гвоздей – есть ли нет, быть или не быть? Выяснив, что гвозди в конструкциях деревянных церквей присутствуют в изобилии, а также сделав множество снимков в стиле «Карелия», утром 19 декабря, все собрались в аэропорт, твердо рассчитывая улететь в Бальмаседу.

Но надевая на нос свои умные горные очки (которые, к слову, еще не преминут выстрелить в третьем акте), Лида неосторожно заметила: «Ой, а тут же есть еще вулкан Осорно! Мы его видели из самолета. На него мы точно не попадем?» Вика хотела было что-то ответить, но ее прервал телефонный звонок. Звонили из автопроката:
— Доброе утро! А не хотите ли Вы продлить аренду машины?
— А что такое?
— Но аэропорт-то бастует, и сегодня самолеты никуда не полетят. А на машине вы и на вулкан Осорно можете съездить, и вообще куда угодно.
Если, конечно, Лидия захочет.

Тем временем группа №2 в лице моих детей и меня откисала в пустой Викиной квартире в Сантьяго. На столе мы нашли записку с паролем от вай-фая, а также списком достопримечательностей, которые мы можем посетить в этот свободный и погожий день. Быть может, если бы последовательность была иной — сначала достопримечательности, а потом меленько и незаметненько пароль от вай-фая, то мы бы и сподобились выйти из дома, но историю не перепишешь. Большую часть дня я уподоблялась гибриду черепахи и Клода Моне — медленно-медленно вертела головой и каждые пару часов фотографировала вид из окна. Например, так.

IMG_8686IMG_8683

Или вот так:

IMG_8684IMG_8687

На следующее утро (21 декабря) настала наша с детьми очередь пытаться улететь в Бальмаседу. К счастью для всех, в этот же самый день Лиду тоже уговорили захотеть правильно, а именно: сесть ровно в наш самолет, когда тот сделает свою плановую посадку в Пуэрто-Монте. И Лида захотела. Правда, какую-то небольшую слабину она все-таки дала, и в один момент судьба всех пятерых висела на волоске – их в очередной раз упорно отказывались сажать в самолет. Судя по всему, момент длился достаточно долго, потому что за это время эти мастера жанра «записка» успели накрапать мне целых две. Но наконец одумавшись, Лида твердо сказала: «Здесь, в Пуэрто-Монте, нам  больше нечего смотреть. Хочу ехать дальше.»

Мы, конечно, обо всем этом ничего не знали. Мы сидели в самолете на самом первом ряду и напряженно ждали, когда же они войдут в салон. И вот наконец они показались в проходе с возгласами:
— Ты получила записку? Ты получила записку?
— Какую записку?
— О! Сейчас ты ее получишь!

Записку мне передал вошедший следом молодой человек, в ней было сказано: «Нас не посадили на самолет. Ты должна найти себе какое-то жилье недалеко от аэропорта. Постарайся купить сим-карту. Можешь взять машину в прокате – она забронирована на твое имя». А потом они мне наперебой рассказали, как сложно купить и тем более активировать сим-карту в Чили. Видимо, расчет был на то, что эта задача развлечет меня на ближайшие сутки, и к пункту «можешь взять машину» я даже и не приступлю.

Но теперь, когда мы встретились, сим-карта мне уже была не нужна, и мы сразу же перешли к аренде машины, уютно разместившись в которой запустили навигатор на пункт назначения.

— А сколько нам ехать? – спросили ничего не подозревающие дети.
— 200 километров, — ответила Вика.
— И навигатор пишет, что это расстояние мы преодолеем за семь часов.
— За СЕМЬ?

Тадададам!