Все самое интересное в Англии происходит в церкви. Помимо тех, кто приходит на службу, все остальные впервые заглядывают сюда, как только начинают ходить, на детские игрища с песком и с илом, потом на собрания скаутов и танцы, далее на выборы, на йогу со своим ковриком и иногда (кому не повезло) на бесплатные обеды для малоимущих. А еще в церкви можно сдать кровь.

Я это дело задумала еще летом и неожиданно выяснила, что есть, вероятно, какие-то постоянные донорские пункты при госпиталях, но гораздо больше распространены временные, которые колесят по городам и весям, — ты можешь посмотреть расписание и узнать, когда оно приедет к тебе на район и сделать хорошее дело, практически не выходя из дома. Загвоздка была лишь в том, что желающих доноров немало, и записаться я смогла только на ноябрь.

На 9 ноября — мое персональное 2 января то есть. Когда накануне я об этом вспомнила, в моей руке уже имелся бокал деньрожденского шампанского, но я таки смогла сказать пьянству жесткое «нет» и немедленно пошла играть в Скраббл.

На следующий день по прибытии в местную методистскую церковь мне выдали пол-литровый стакан воды и пригласили на конфиденциальное интервью за синей ширмой.
— Болеете ли Вы СПИДом или гепатитом?
— Был ли у Вас секс с тем, кто болеет СПИДом или гепатитом?
— Был ли у Вас секс с больным лихорадкой Зика?
— Был ли у Вас секс с мужчиной, у которого был секс с мужчиной?
— Занимались ли Вы сексом за деньги или иное материальное вознаграждение?
— А когда-то очень давно?
— Занимались ли Вы сексом с тем, кто занимался сексом за деньги?
И еще десятка полтора аналогичных вопросов.
— Выезжали ли Вы за пределы Великобритании в течение последнего года? Куда именно?
— В Европу.
— Точнее.
— Германия.
— Германия — хорошо.
— Италия.
— Италия — не хорошо. Когда вернулись? Еще куда-то выезжали?
— Швейцария, Эстония, Финляндия, Россия.
— Это всё?
— Нет, еще Бразилия, Чили.
— О боже! А В Великобритании Вы вообще были в прошедшем году? Мне нужно пригласить медсестру, чтобы она подписала Бразилию и Чили.
Медсестра открыла на лэптопе карту Бразилии и сообщила, что Сан-Паулу — это безопасно. А я что говорила! Капнув кровью из моего пальца в раствор медного купороса и убедившись, что гемоглобина там на мужскую норму, она отправила меня в донорское кресло. По счастью, пол-литра из меня удалось нацедить быстрее, чем выяснить подробности моей сексуальной жизни. А потом был пир из трех блюд — изотоник, чипсы и печеньки. И главный приз — наклейка «Моя мать обескровлена».

20161109_163417

20161109_163554